У меня когда-то была зачитанная до дыр книжка, которая называлась «Корабли-призраки». От всех других призраков эти отличаются тем, что они не только страшные, но и красивые.
На днях в баскском городе Бильбао я видел такой призрак: очень красивый и очень страшный.

1

Начну с красоты,  про страшное – потом.
Как во всякой истинной красоте, их тут две: явная и неявная. Для первой достаточно зрения, для второй потребно знание.


2
Внешнюю красоту описывать нечего, лучше просто полюбоваться

3

Но неявная красота, то есть история этого корабля, впечатляет еще сильней.

До того как превратиться в призрак, трехмачтовый фрегат был мечтой – стопроцентно реализовавшейся и оттого особенно удивительной.
Двадцать лет назад в Питере жил один необычный человек, который больше всего на свете любил паруса и парусники. И возникла у этого человека совершенно безумная фантазия: воссоздать в натуральную величину первый русский фрегат «Штандарт», построенный Петром Великим в 1703 году. И чтоб реинкарнация «Штандарта» не стояла у невской набережной украшением или, упаси боже, плавучим рестораном, а ходила в дальние походы, маневрировала против ветра, палила из железных пушек – в общем, жила нормальной фрегатской жизнью.


4
Петровский «Штандарт» (гравюра 1705 г.)

Кто видел Питер начала девяностых, помнит, каким тогда был город: запущенным, нищим, криминальным, несчастным. Какой к черту «Штандарт»?
Владимир Мартусь (так звали чудака) затеял строительство, имея на руках неастрономическую сумму в десять тысяч долларов. Когда деньги закончились, по ночам подрабатывал «бомбилой».
На пустыре обглоданной селедкой торчал каркас несбыточной химеры. Кто-то потешался, кто-то крутил пальцем у виска.


5
Молодой Мартусь и его потешная мечта

Но красивая мечта всегда обладает мощной энергетикой, которая делает невозможное возможным. Понемногу появились соратники, помощники, волонтеры. Через шесть лет корабль был достроен, спущен на воду – и, вопреки ожиданиям скептиков, не потонул, а оказался вполне мореходным. Почти десять лет «Штандарт» радовал питерцев и ходил по европейским морям.

6
Мартусь уже немолодой. Мечта осуществилась

А теперь перехожу от красивого к страшному.
Живет в нашем царстве-государстве тыщу лет чудище стоглавно, и всех тех глав никому не перечесть. Как пишут в летописях, имя им Легион, отец же их Сотона. Головы эти произрастают в бесчисленных приказах, коллегиях, министерствах и ведомствах. От Сотоны положен им наказ: не допущать ничего живого, а ежели где прорастет – искоренять.  И вот некая голова, которая решает, кому можно плавать по морям, а кому нельзя, на десятом году «Штандартова» бытия вдруг постановила, что надобно эту небылицу искоренить, потому что у фрегата количество горючих материалов на квадратный метр превышает допустимую норму для металлических судов (что, мягко говоря, неудивительно), а деревянных парусных судов такого большого размера голова своим стандартом не предусмотрела. «Штандарт»  постановили заарестовать и в оковы заковать.
Но мечта, даже материализовавшаяся, - субстанция трудноуловимая. Фрегат расправил паруса и упорхнул за линию горизонта. Ищи его, свищи.  
С тех пор вот уже четвертый год сей летучий ингерманландец кочует по европейским портам, не рискуя заходить в воды сурового отечества.
«Штандарту» везде кроме Родины рады, всюду приглашают, дают бесплатную стоянку, помогают с починкой. Фрегат участвует во всевозможных морских шоу и празднествах под российским триколором.


7
Это он сражается с британским «Индевором», кораблем капитана Кука

На свете точных копий кораблей XVIII века очень мало, всего семь или восемь. Каждый обошелся в кучу денег, каждый считается у себя в стране чем-то вроде национального достояния. Есть, слава богу, и у нас такой. Демонстрирует русский флаг. Вызывает восхищение. О том, что этот корабль – невозвращенец, иностранные люди не догадываются.
Жизнь у «Штандарта» трудная. Иногда ему удается сняться в кино, но это бывает редко. В основном судно существует за счет добровольных пожертвований, а их негусто. Капитан живет прямо на корабле, в крошечной каюте. Экипаж все время меняется. Любой желающий может поплавать на «Штандарте», записавшись во временные матросы. Вот здесь описано, как это сделать.
Я посидел, поговорил с командой. Почти все очень молодые, треть - девушки. Я пил ром и грустил, что мне много лет и что вся моя жизнь расписана по часам; что мне уже не лазить по реям, не дрыхнуть в раскачивающейся под низким потолком «люле», не плевать табачной слюной в волны Бискайского залива. А к мечте, дорогая Фрези, я пристать никак не могу. Поздно.
Всё это я пишу вот к чему, если вы еще не поняли.
У нас в стране сегодня не так много вещей, которыми мы можем приятно удивить остальной мир. Одна из них – вот этот бегущий по волнам праздник под русским флагом. Трехмачтовый красавец-фрегат, память о Петре Великом и славном прошлом российского флота, нашему государству ни за чем не нужен. Так может быть, в очередной раз обойдемся в хорошем деле без государства? Мы ведь к этому уже привыкли.
Давайте поможем «Штандарту», пусть себе плавает.
Борис Акунин

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить