Дорогие друзья! Сегодня, в рамках рубрики "Экология души", у нас организовалась интересная литературная гостиная. И мне выпала возможность представить вашему вниманию нового, весьма перспективного автора. Евгения Староверова дала эксклюзивное интервью для нашего журнала. Первое её произведение  - роман (фанфик) «Патология». Собственно об этом мы и говорили с нашей гостьей.

Но прежде чем перейти непосредственно к интервью, позвольте мне внести свои "пять копеек" об упомянутом произведении.

100_5343.JPG

Наряду с захватывающим сюжетом, который буквально с первых страниц вовлекает читателя в событийный круговорот, чувствуется глубина и детальная продуманность образа главной героини повествования – Елены Софии, читатель увидит период становления её как личности.

Будучи тонким психологом - не по образованию, а, что называется, от природы, автор помещает свою героиню и её окружение в непростые жизненные ситуации, которые подчас выходят за рамки общедопустимой нормы, где закон и совесть вполне могут оказаться по разные стороны баррикад; мастерски, с инженерной точностью раскрывая и, словно рентгеновским лучом, высвечивая персонажи на глубинном уровне – на уровне архетипов, очертания которых, подобно несущей конструкции - скелету, присущи, в той или иной мере, абсолютно каждому человеку, вне зависимости от его национальной принадлежности и вероисповедания. Елена София не пытается изменить (переделать) мир, она принимает условия игры и вызовы, посылаемые судьбой, руководствуясь единственно подсказками своей совести да степенью личной ответственности как за происходящее, так и за жизни близких и дорогих ей людей, которые и есть суть и соль её мира.

А саркастические нотки произведения непременно заставят вас улыбнуться!

Надеюсь, что роман «Патология» не оставит равнодушным своего читателя, и он откроет для себя нового, достойного внимания автора.

Приятного вам чтения!

Интервью с автором

hora.gifЕвгения, что такое фанфик? Где они публикуются?

- Чаще всего это литературные произведения, созданные самодеятельными, доморощенными авторами, хотя история знает и другие фанфики, выполненные в других жанрах, в том числе и в жанре кино.  Как правило, литературные фанфики  публикуются на специальных сайтах, поэтому их расцвет связан со временем всеобщей доступности Сети Интернет.

Что же подталкивает людей писать фанфики?

- С одной стороны, это потребность человека в творчестве, которая есть во многих людях. Когда человек начинает это в себе осознавать, то, естественно, возникает потребность реализации. Но очень многие люди, и я в том числе –  либо боятся браться за серьезные самостоятельные произведения, либо чувствуют, что по каким-то  причинам к этому пока что не готовы, поэтому используется такой вариант – назовем его light-вариант – именно вариант фанфика, с использованием уже готового шаблона. То есть, фанфик всегда базируется на уже существующем произведении, причем не обязательно художественном. Основой для фанфика может послужить и фильм, и книга, и даже компьютерная игра.

С другой стороны,  у многих людей возникает потребность ощутить некую сопричастность к героям понравившегося произведения. То есть не просто прочитать понравившуюся книгу, а представить себя её героем, пройти вместе с персонажами через  какие-то приключения, переживания, войти в сюжет.  И, безусловно, почувствовать  себя как бы на равных с персонажами - это тоже потребность в самореализации.

Что  подтолкнуло лично тебя написать фанфик?

- Думаю, то же, что и всех остальных людей.  С одной стороны, я с малолетства чувствовала тягу к сочинительству, это явно начало проявляться примерно лет с пяти, я постоянно в детстве что-то сочиняла, какие-то истории, сказки, быть может, наивные, но тем не менее…  И вот с тех пор это никуда не исчезло. Но до достаточно среднего возраста я эту свою потребность никак не реализовывала, по разным причинам. Мне это казалось странным, и даже ненормальным. Но потом все же пришло понимание того, что очень многие люди этим занимаются, причем весьма успешно. И, естественно, возник резонный вопрос, а чем я хуже… Большую роль в моей решимости взяться за перо сыграло мое знакомство со специализированным  сайтом «Книга фанфиков», где собрано множество авторов и целая россыпь  произведений.  И я поняла, что я не человек со странностями, а всего лишь одна из многих. От понимания этого внутренние комплексы разрушаются, становится легче на душе, и потребность в творчестве вполне может быть реализована. Собственно это стало первой причиной, подтолкнувшей меня к написанию.

А вторая причина, пожалуй, яркость детских впечатлений. Ведь фэндом, по которому я написала свой фанфик – итальянский телесериал «Спрут», был увиден мной в детстве, после чего сильно запомнился, врезался в память, отчасти в силу моего возраста. Это был закат советской эпохи, и именно такой сериал, авантюрно-приключенческого склада, казался  жителям нашей страны, можно сказать,  уникальным  и пользовался большой популярностью.

Евгения, а чем собственно фанфик отличается от плагиата?

- Плагиат – это, по сути,  тайное хищение чужой интеллектуальной собственности, совершенное в целях извлечения прибыли. Плагиат –  в чистом виде преступление; совершается, как правило, тайно, следы, как могут,  заметаются. Плагиаторы разоблачений не любят, творение выдается за свое. Делается это, как я уже сказала, с целью продажи, то бишь извлечения выгоды.

А фанфик – это явное заимствование чужой интеллектуальной собственности, совершенное без намерения извлечения выгоды. И авторы фанфиков  не стесняются своего заимствования,  прямо об этом заявляют, говоря на основании какого произведения был создан тот или иной фанфик. Обычно эта информация присутствует в самой шапке фанфика.

Расскажи, пожалуйста, про классификацию и жанры литературных фанфиков, существует там такое?

- Существует. К сожалению, среди авторов фанфиков не принята та классификация, которая распространяется на классическую литературу. Поначалу это может обескуражить, потому как такие понятия как «рассказ», «повесть» или «роман» среди авторов фанфиков, к сожалению, не в ходу. И поначалу это может создавать некоторые трудности, но человек ко всему привыкает, адаптируется, и дальше уже все идет нормально.

Фанфики классифицируются по очень многим признакам, для примера:

1. временное соотношение с основным произведением:

а) фанфик может быть сиквелом, то есть продолжением основного произведения,

б) приквелом – охватывать события, которые предшествуют событиям фэндома;

2. разработкой (во всех подробностях) второстепенной сюжетной линии,

3. разработкой версии альтернативной реальности.

Также фанфики классифицируются по своему размеру, причем эта классификация носит чисто формальный характер, в зависимости от условных листов текста. Это мини, миди и макси. Если, к примеру, в классической литературе  роман – это не только самое большое по объему произведение, но и произведение, к содержанию которого предъявляются определенные требования. Роман - это обязательно история в развитии, охватывающая какой-то значительный период  жизни героев. Поэтому однозначно сопоставить роман и макси, наверное, нельзя, потому что макси классифицируется только исходя из объема печатного текста.  А жанров фанфиков очень много, это и традиционная романтика, и приключения, и драма. Кроме этого существуют жанры, которые в классической литературе не представлены, я бы их назвала поджанрами, потому как они охватывают достаточно узкий круг произведений. К примеру, есть жанр агнст, который очень близок к жанру драмы. Но если драма классифицируется как произведение, в котором описываются драматические, зачастую конфликтные отношения между героями и окружающим их миром, то агнст – это почти то же самое, но, тем не менее, нередко окрашенное в трагические тона и сопряженное со страданиями героев, физическими или моральными. Поэтому, для тех кто желает подробнее ознакомиться с жанровой палитрой фанфиков, рекомендую, в первую очередь, ознакомиться с классификацией, представленной на том или ином сайте.  Тем более, что на современных сайтах это все достаточно просто: всплывают интерактивные подсказки, всегда можно увидеть, к какому жанру относится то или иное произведение, более того, всегда можно прочесть краткую характеристику интересующего жанра.

Что такое предупреждения и для чего они нужны?

- Дело в том, что публикация фанфиков основана на открытости, на доверии и на соблюдении определенных правил. Открытость выражается в том, что автор фанфика честно и добровольно сообщает, на основе какого произведения он создал свое и, при необходимости, в шапку своего произведения помещает так называемые предупреждения – по существу, это дело совести, порядочности каждого автора фанфика. Предупреждения нужны для того, чтобы честно проинформировать читателя о тех  аспектах произведения,  которые могут вызвать у читателя негативную реакцию, неприятные эмоции, отторжение. Само слово «предупреждение» за себя говорит, человека честно предупреждают, что в произведении могут быть те или иные неприятные моменты, к примеру: сцены насилия, порнографии, какие-либо перверсии – об этом принято сообщать в шапке фанфика. Вторая функция таких предупреждений – функция контроля, к примеру,  родители могут контролировать то, что попадает в руки к их детям.

Что такое фэндом?

- Фэндом – это оригинальное произведение, на основании которого создан фанфик.

Как будто от слова фундамент…

- Может быть. Я не уточняла этимологию, но образ, безусловно, очень хороший. Это даже нечто большее, чем просто произведение, которое дало жизнь фанфику. Фэндом – это как бы среда. Ведь настоящие литераторы создают собственные фендомы – собственные миры, их ещё называют вселенными. Этакий мир произведения, со своей историей, персонажами, особенной атмосферой. Ярче всего это проявляется в фантастических фэндомах или в фэндомах в жанре фэнтези; если Толкиен создал «Властелина колец» и вообще весь свой цикл «Легендариум», он именно создал фэндом - один из самых полных, самых совершенных фэндомов во всей мировой литературе, где есть целая планета, её география, её история, населяющие её расы и народы со своими взаимоотношениями, с описаниями природы, с языками, с традициями – это такой всеобъемлющий, можно сказать, идеальный фэндом.

Но сам термин «фэндом» может быть и по-другому истолкован, к примеру, в литературе, которая создана в жанре критического реализма. Есть, к примеру, устоявшееся выражение «Петербург Достоевского». Ведь существует реальный город Петербург со своими улицами, площадями, историей и культурой, но, при этом, существует Петербург Достоевского – мир, в котором живут его герои, наполненный их переживаниями, включающий какие-то конкретные места Петербурга, в сочетании времени, места, людей, которые там жили, каких-то нравов, каких-то персонажей.  Причем, Петербург Достоевского это не совсем тот же Петербург, который существовал в действительности именно в 19 веке, это отражение действительности Достоевского. Тем не менее, это тоже полноценный и очень яркий фэндом, но не фантастический, а с эффектом отраженной реальности, и при этом он настолько  реален, что позволяет водить по нему экскурсантов.

Почему ты выбрала фэндом «Спрут»?

- Говорят, ни что не привлекает внимание человека так сильно, как то, что заставляет его противоречить. И, я думаю, главной причиной был, конечно, дух противоречия, который во мне возник после просмотра этого сериала. Потому что отношение к нему у меня было очень противоречивым. У меня не было обожания, не было какой-то особой любви к персонажам, это был именно дух противоречия и даже какого-то неприятия по поводу происходящего. Именно острое желание, чтобы было по-другому, потому что то, как оно есть - это неправильно; поэтому мой фанфик создан в жанре альтернативной реальности.

Из несогласия?

- Да, это именно плод несогласия. Скажу пару слов об «альтернативной реальности». Всю историю произведения, все сюжетные линии можно представить себе как некий поток событий во времени. Представим себе, что в такой-то временной точке события пошли бы по другому варианту, это могло бы вообще изменить поток событий, либо несколько его деформировать, видоизменить. И вот у меня как раз описана такая деформированная реальность, которая является именно альтернативой по отношению к основной версии сюжета, когда в такой-то временной точке события изменили свой ход.

Почему атмосфера фанфика «Патология» столь разительно отличаются от атмосферы произведения-фэндома?

- Отчасти от моего несогласия с основной версией. А вторая причина – время. С момента выхода сериала прошло около 25 лет, мы сами изменились, и жизнь наша изменилась, и на многое смотрим совершенно другими глазами. Я напомню, что когда вышел фильм, многие люди на полном серьезе, без тени улыбки смотрели на эти страсти-мордасти и совершенно искренне говорили: «Боже мой, какой же ужас у них там творится…» Это были 80-е годы – последние годы существования советского строя. Тогда казалось, что то, что там - это  УЖАС-УЖАС-УЖАС!!! Потом наша жизнь резко изменилась, наша страна прошла сквозь череду достаточно драматических событий, и мы, жители той страны, тоже прошли через многие испытания. Человек даже может не задумываться, что он тоже был частью этой страны с флагом, гимном, историей… И вдруг, в какой-то момент, всё это рухнуло. И мы просто не могли остаться такими, какими мы были, мы все изменились.  Потом начался период дикого капитализма, который временами приобретал ужасающие черты, то костенел, приобретая черты госкапитализма – корпоративного, какой он есть сейчас. И вот теперь смотреть сериал «Спрут» и восклицать «Ах, ужас-ужас-ужас…» уже невозможно. Пришло понимание, что все не совсем так, как нам тогда казалось. Хочу напомнить один сюжетный виток сериала, про методы жестокой и беспощадной работы кровавой итальянской мафии, когда они похищали государственные деньги, выделенные на модернизацию экономики Сицилии. Они их крали, прокручивали, а потом… аккуратно возвращали на место. И вот сейчас, нам, гражданам новой России, остается только смеяться сквозь слезы от мысли, почему же у нас не так… Восхищаться их профессионализмом и даже, в какой-то степени, воровской порядочностью – если и воруют, то не насовсем. У нас в России крадут безвозвратно. Так что все познается в сравнении, вот что я могу сказать.)

Да и 25 лет – все-таки приличный временной отрезок. Сейчас люди стали смотреть на жизнь более мобильно, что ли. Эта роковая атмосфера, рок, который давлеет, мне кажется, что сейчас этого просто нет, поэтому любая попытка законсервировать именно ту атмосферу, перенеся её на страницы  современного произведения  - выглядит ужасным анахронизмом, на мой взгляд.

Как соотносятся фанфики и фэндомы (фильм-книга, книга-книга и т.п.)?

- Чрезвычайно разнообразно. Самый распространенный вид фанфиков – именно литературный фанфик. Но также фанфиком может быть и песня, и любительский художественный фильм. А их основой может быть книга, фильм, спектакль, сериал, компьютерная игра, даже передача. Я для себя выбрала, на мой взгляд, щадящий вариант: сериал-книга. Щадящий вариант, потому как он не подталкивает читателя к прямым сравнениям.  Язык кино  это язык кино, у них свои методы и приемы, а литература все-таки другое направление. А вот для того, чтобы писать фанфики по произведениям именно авторов-литераторов, нужно быть очень смелым. К примеру, очень много фанфиков по Стругацким, по Толкиену, но здесь нужно быть либо пофигистом, либо человеком, бесконечно уверенным в себе. Ведь фанфик, написанный  по литературному произведению, невольно подталкивает читателя к сравнению, и здесь, как говорится, можно либо прославиться, либо оскандалиться.

Что ты думаешь о фэндоме-сериале «Спрут», его идеологии и художественном уровне?

- Я скажу не о том, как я видела и воспринимала этот сериал в детстве, а о том, как я вижу это сейчас. На мой взгляд, сериал «Спрут» отличается своей беспрецедентной разнородностью, разноуровневостью – в художественном плане. И вот эта пестрота дает очень странный, причудливый эффект. Возможно, это даже придает данному сериалу особый шарм, ибо такой мозаичной пестроты мне больше нигде и никогда не встречалось. При этом, произведения мне встречались очень разные: и хорошие, и плохие, и никакие, но чтобы создать такой «персидский ковер» - это, пожалуй, впервые. В глаза бросался крайне несопоставимый уровень игры актеров. К примеру, в других сериалах актеры послабее все-таки заняты на второстепенных ролях, то есть появляются в кадре не часто.

Если у знаменитого французского актера Бруно Кремера сериал «Спрут» - всего лишь маленький эпизод в его долгой актерской жизни, в карьере мастера, где очень много полнометражных работ, то есть на протяжении десятилетий он всегда был на пике востребованности. И, к счастью для этого сериала, он в нем сыграл, он оставил в нем след.

А некоторые просто наследили…

- К сожалению, можно сказать и так. Для некоторых артистов серил остался единственным значительным событием в карьере. Кроме этого, я бы отметила разный художественный уровень даже в работе сценариста. С одной стороны, сериалу нельзя отказать в продуманности и изощренности криминальной истории, продуманности ходов, разности сюжетных линий, множестве персонажей. Проработка четкая, глубокая – то, что именно и восхитило советского зрителя.

Но, при этом, были моменты, когда я, например, ощущала неловкость за авторов сценария, ибо встречались эпизоды со слабой мотивировкой действий героев, абсурдные моменты.

В детстве ощущала?

- Нет, не в детстве. Уже во взрослом возрасте. Но даже в детстве у меня было сильное ощущение, что с этим сериалом что-то очень не так. К примеру, есть эпизод, где дочь одного крупного мафиози ставит своему отцу ультиматум, именно в связи с его преступной деятельностью, и восклицает: «Иначе я тебя брошу! Иначе ты мне больше не отец!» Мне это казалось до того, по-человечески, абсурдным.

Как? А Павлик Морозов?

- Вот-вот.) Ну, а что касается идеологии этого сериала, то тут как раз бомба или даже, можно сказать, мина непонятного действия. Очевидно, этот фильм был задуман как пропаганда законности, порядка, он должен был отражать превосходство служителей закона над криминальными элементами – и вот здесь-то, на мой взгляд, и вышла самая большая осечка. Несмотря на то, что созданием сериала занимались, безусловно, профессионалы, не знаю, из  каких уж соображений на роли отрицательных персонажей они пригласили самых лучших актеров. А дальше процесс просто вышел из-под контроля. И при просмотре этого фильма у меня всегда возникал диссонанс, когда разум говорит одно, а чувства – другое. С точки зрения разума, авторы сериала хотели показать зрителю бесперспективность, порочность криминального образа жизни, что это до добра не доводит, а доведет до трагического финала, до позора, до разрушения жизней и судеб. Положительные же герои через тернии, через лишения, но утверждают свои идеалы. В эмоциональном же плане все вышло совершенно наоборот. Возможно, это мое субъективное видение, но я знаю людей, которые думают так же. Рассмотрим, к примеру, главного героя – комиссара Каттани, потому что  именно он у меня вызвал наибольшее чувство противоречия. Потому что это главный положительный герой, которым все восхищаются, а женщины так просто до безумия, до потери инстинкта самосохранения. Невольно вспоминается – да не накажет меня Господь за злой язык ¬ старая цитата: «Кто хочет комиссарского тела?» Однако же посмотрим, что этот герой совершает? Он, как минимум , дважды подталкивает лично ему знакомых людей к самоубийству, а с точки зрения любой религии это является грехом довольно тяжким. Этот человек плохо заботится о своей семье и фактически допускает её гибель. Этот человек, на мой взгляд, не способен быть ни хорошим другом, ни хорошим партнером; который постоянно находится на грани истерики. Разум и сейчас, и даже в детстве, мне подсказывал, что с этим персонажем что-то очень не так. Поэтому замысел создателей, на мой взгляд, не удался. Процитирую своего любимого Достоевского: «…Как же вы не заметили такого же извращения идей и нравственных убеждений»; то есть только при извращении всех нравственных понятий, этого человека можно считать хорошим. При этом, в этом же самом фэндоме, в этой же самой художественной среде присутствует такой персонаж как Антонио Эспиноза – это не только злодей, это некое воплощение зла, который задуман как некое абсолютное зло. Тем не менее, на примере этого образа, который создан блистательным Бруно Кремером, я, как зритель, поняла, что зло бывает на редкость привлекательным, а добро может иметь самый отталкивающий вид. Понимаю, что, с моей стороны, в раннем возрасте (10-12 лет) довольно опасно было сделать такой вывод, тем не менее, я его сделала – в этом плане сериал, возможно, сыграл даже некую разрушительную роль, потому как в нежном возрасте людям следует объяснять, что добро есть добро, а зло всегда является злом. И в моем произведении героиня произносит такую фразу: «Иногда добро принимает такие формы, что лучше уж зло». В принципе эта фраза программная, это мое отношение и к фэндому, и к своему фанфику. Иногда добро бывает таким, что не дай Бог, и бежать от такого добра без оглядки.

Может быть и хорошо, что фэндом такой неоднозначный, потому что только неоднозначные вещи заставляют как-то мыслить, стараться что-то сделать.

А взять какой-нибудь прекрасный советский фильм, «Они сражались за родину», например. Посмотрел, восхитился, попереживал, и понимаешь, что так уже все равно никто не сделает, поэтому нужно идти на другую поляну.

Что такое канонические и оригинальные персонажи?

- Канонический персонаж это персонаж, который изначально существовал в мире фэндома и перекочевал в фанфик. Иногда он перекочевывает без изменений, иногда с некоторыми изменениями. Я старалась делать попроще и почестнее, то есть все канонические персонажи без существенных изменений перенести в свое произведение. Конечно, без субъективизма в этом процессе обойтись невозможно, но я старалась приписывать им только такие поступки, аналоги которых они совершали в самом сериале, не пытаясь кого-то очернить или обелить. Если, к примеру, в самом сериале комиссар Каттани похищает девочку-подростка, использует её для шантажа, отсюда я делаю вывод, что он способен на такой поступок. И в своей альтернативной реальности он совершает только аналогичные поступки. Бывают фанфики, где персонажи перекочевывают с существенными изменениями, но такие фанфики обычно сопровождаются предупреждениями: «не в характере», чтобы человек был готов к тому, что знакомые персонажи могут оказаться и не такими уж знакомыми.

Оригинальные персонажи это персонажи, выдуманные автором.

Кто такая Мэри Сью? Риски, связанные с Мэри Сью для дам-сочинительниц?

- Мэри Сью это такая обзываловка, дразнилка. Дело в том, что в некоторых произведениях дам-сочинительниц заметно отождествление автора и персонажа. То есть либо автор пишет с себя и в закамуфлированном виде, под другим именем. Обычно это оригинальный персонаж, каноническим персонажем Мэри Сью быть не может. А поскольку все мы люди грешные, несовершенные, чаще всего имеет место другое явление – автор представляет, какой бы она хотела быть: самой красивой, очень умной, соблазнительной и т.д. – весь список желаний, который есть у женщины. Все, естественно, восхищаются этим персонажем, признают её превосходство, «кто на свете всех милее…» - это Мэри Сью. Имя, при этом, может быть любым. Конечно, это может быть использовано для реализации своих сексуальных фантазий, Мэри Сью спит, грубо говоря, с теми персонажами фэндома, которые нравятся даме-сочинительнице. Среди авторов мужчин такое тоже встречается, но пореже,  а вот женщин-сочинительниц такая напасть может подстеречь.

А в оригинальном произведении можно встретить такой персонаж?

- Тоже бывает. Мэри Сью присущи черты некоторого самолюбования, вот по этим чертам её и можно различить.

В оригинальном произведении, как правило, есть автор, и есть лирический герой, которых читатель должен различать. Тот же Евгений Онегин у Пушкина…

- Автор литературного произведения, тем более Пушкин делал все на таком высочайшем уровне, что такие мелкие проявления, как самолюбование, реализация своих амбиций были вне поля его писательского зрения. Человек решал высокохудожественные задачи.

А Мэри Сью легко можно различить по реакции других персонажей. Все ей восхищаются, кто-то может ненавидеть, но в конце этот злодей или злодейка потерпит, конечно же, крах. Как говорится, если вы её увидите – вы её узнаете.

А риск для дам – быть осмеянной; кто на таком попадается, может крупно пожалеть.

Почему центральным персонажем «Патологии» стал именно оригинальный персонаж?

- Потому что это предоставило мне большую сюжетную свободу. Потому что канонический персонаж имеет изначальный вектор движения и обусловленность. Кто ходил на службу в полицию, тот и ходит на службу в полицию, кто занимался разбоем и противоправной деятельностью, тот этим и занимается. Поэтому мне нужен был персонаж, свободный от этих ролей. Я сама, в какой-то степени, свободна от атмосферы фэндома. И вот эта игра «полицейские и разбойники» - для меня только фон. Поэтому, в той мере, в которой я сама свободна от фэндома, в той мере и моя героиня свободна от этих ролевых моделей. Мне нужен был персонаж, который мог бы занимать, и с точки зрения жизни, и взгляда на жизнь, свободную позицию, не заранее предопределенную, чтобы дать развиться чему-то новому.

Евгения, насколько допустимо, на твой взгляд,  делать главным героем произведения человека циничного, лживого и порой жестокого?

- Я сама задавалась этим вопросом, потому что моя героиня именно такова, но я решила, что можно. Ведь у меня же нет идейной задачи пропагандировать честный образ жизни, нет задачи пропагандировать добродетель. Может быть, и не очень хорошо, что моя героиня такова, но я решила, что мне подойдет именно эта.

Конечно, если даже в положительных персонажах  фэндома присутствуют отрицательные черты, а отрицательным персонажам присуще некоторое обаяние, то кристальной честности и чистоты Иисус Христос или Мать Тереза вряд ли бы могли там появиться…

- Я бы даже сказала, они не смогли бы там укорениться. Для событийного и, главное, для эмоционального взаимодействия с действующими лицами понадобился человек, немного с гнильцой (в меру порочный). Больше всего мне хотелось не привнести в своё произведение излишнего трагизма, ауру кошмара, я решила, что вот это я оставлю в сериале, я это с собой не понесу, мне этого не надо. Если моему произведению и присущ трагизм, то совсем на другой почве. Моей героине, в силу какой-то своей бессовестности, не пришло бы в голову сожалеть о том, что наш мир несовершенен, что в мире есть зло, есть преступность, несправедливость и т.д. Присутствие зла и несправедливости она воспринимает как примесь к воздуху, воздух же недостаточно чист, там есть выхлопы. Вот и для неё зло, жестокость – не более, чем элемент окружающей среды. А если она и ощущает трагизм, то по каким-то совершенно другим поводам.

Свою героиню я попыталась представить читателю в развитии. Сюжет повествования развивается на протяжении шести лет, и если в начале повествования это просто девушка - одна из многих, кто получил образование, сделал первые шаги на профессиональном поприще, которая вкусно живёт, прибывает в радости. У неё была и любимая работа, и устроенный быт. А человек, который живет в радости, как правило, не слишком восприимчив к чужому горю, ведь радость, ощущение комфорта нужно беречь, человек пытается это в себе сохранить – это вполне естественная реакция: «не говорите мне о плохом, потому что я сегодня счастлив». Если такая моя героиня в начале, то в конце она становится человеком совершенно другим, проходит через какие-то мучительные метаморфозы, и самое тяжелое, что ей приходится пережить – отказ от своего прежнего образа жизни. Это для каждого человека болезненно, даже, пожалуй, болезненнее, чем отказ от каких-то внешних атрибутов. Это отказ от ощущения жизни в молодости. Когда жизнь -  увлекательное путешествие, оно может быть трудное, но оно радостное. Моя героиня погружается в такую атмосферу, когда она уже не может жить в радости, и это происходит не от осознания, что мир несправедлив, столкновения с изломанными судьбами людей лишает её саму радости. Просто  определенное количество жизненных испытаний накладывает на человека заметный отпечаток, и в какой-то момент это переходит в качественные изменения – уже появляется какое-то трагическое восприятие жизни, даже, я бы сказала, происходит подламывание. В одной из последних глав она ведет с собой внутренний диалог и произносит: «Ну, что же они со мной сделали…»

Кто из известных писателей, на твой взгляд, оказал наибольшее влияние на твоё творчество?

- С этим все оказалось непросто, потому что есть писатели, которыми я восхищаюсь безраздельно, а есть писатели, которых я просто люблю. Тем не менее, те писатели, которыми я восхищаюсь, не оказывают на меня столь существенного влияния, может быть, в силу того, что я их воспринимаю чуть ли не небожителями. У меня такое отношение к Достоевскому, к Толкиену, я ни в коей мере не пытаюсь им подражать, а если что-то и брать, то буквально в гомеопатических дозах. Для меня они просто как солнце прозы. Эти авторы вызывают  у меня только безграничное восхищение. Писатели, которых я просто люблю – это  Грэм Грин и Ремарк, причем Грэм Грин полюбился мне с детства, а Ремарк уже во взрослом возрасте. И когда я писала, искренне была убеждена, что они оказывают влияние на мое творчество. Даже считала, что и я так могу, а что если эту идейку-то я перетащу в свой фанфик… И люди будут говорить: «Ах, какая она молодец! У неё как у Грэма Грина или как у Ремарка…» Но в жизни происходит всё совсем не так, как мы того ждём, и никто из тех людей, кто прочел моё произведение, не заметил сходства ни с Грэмом Грином, ни с Ремарком. Из чего я делаю вывод, что сходства и нет, все это существовало только в моем воображении. Хотя, как знать, может быть это и хорошо. Однако… в процессе работы над рукописью я обнаружила, что первые фразы моего сочинения подозрительно напоминают начало одного известнейшего романа. По-видимому, имело место неосознанное подражание. Переделывать я ничего не стала; стало интересно, заметит ли кто-нибудь сходство? Ждем-с...)))

Скажем так, твоё творчество  пока ещё не изучали маститые литературоведы, которые могли бы сказать: «О, здесь вот чувствуется влияние Грэма Грина, а вот здесь заметно явное влияние Ремарка …», как знать?

- Пока, на данный момент, на их внимание рассчитывать не приходится, так что будем обходиться теми ресурсами, которые есть. Зато заметили сходство с другим писателем, чрезвычайно успешным, но совсем другим. В связи с этим вспоминается анекдот: «А у меня была совсем другая мечта, а сбылась такая».

Вопросы допустимости предательства, насилия, лжи в фанфике «Патология»?

- Поскольку и сам фэндом, и, соответственно, фанфик связаны с криминальными событиями, с насилием, со смертями, сама я не могла не задаваться такими вопросами, особенно применительно к оригинальным персонажам, насколько для них допустимы все эти действия. Хотела бы пояснить, что для себя главную героиню, вокруг которой строится все повествование,  я считаю ограниченно моральным человеком. То есть, человек живет с некоей своей моралью, которой, видимо, научили в детстве. Передано это от старших поколений семьи (какие вещи сам человек считает для себя нормальными, а какие-то ненормальными), и это не всегда совпадает с точкой зрения общества. Если в обществе существуют идеальные представления, что лгать, воровать, предавать, убивать – это нельзя, то у моей героини несколько другой взгляд на реальность, в которой приходится жить. Лжет она, например, без всякого внутреннего сожаления. У человека даже нет понимания, что лгать это плохо, для неё лгать это естественно. Отчасти, возможно,  это развилось в силу её профессии, потому что адвокаты все-таки действуют в интересах своего клиента, и они даже по закону не обязаны говорить всю правду, имеют право на сохранение тайны.

Мне кажется, что если главная героиня произведения и лжет, то по мелочам…

- Но зато постоянно (каждый день практически), иногда из лучших побуждений, иногда из худших, делает это легко и непринужденно. И этот процесс у неё просто непрерывный.

Но в главном-то она очень верная, преданная, в ней чувствуется костяк цельной личности. А мир таков, каковы в нем доминанты. И именно в этом мире ей нужно не только жить, подчас просто выживать.

- Буквально сняла с языка. Да, лжет она легко, но в то же время в ней с детства заложено понятие о неприемлемости предательства, в  её системе ценностей предательство – тяжелейший грех.

Понятия чести, достоинства – в ней все это есть.

- Согласна. В каких-то аспектах у неё очень сильные моральные представления. И вот, как будто бы по иронии судьбы, но на самом деле по моим подлым проделкам, тот грех, который она считает самым худшим, она его невольно и совершает. Я имею в виду предательство. И я не могу, да и не хочу ее оправдывать.

Она же не знала… Это случилось непреднамеренно.

–Так никто из нас не знает всех хитросплетений судьбы, но мы должны стремиться сделать правильный выбор. А если и не правильный, то такой, за который потом не будет больно и стыдно. К тому же, этот эпизод в фанфике является, можно сказать, ключевым и определяет развитие событий на много глав вперед. И он задает эмоциональный тон: когда человек поступает не по совести, разрушает свою и чужую судьбу, расплата может быть очень, очень долгой и болезненной.

При этом в её системе ценностей преступить «не убий» является вполне допустимым. С одной стороны, она не гоняется за людьми с пистолетом, но с другой – если припрут к стенке,  может и убить.

Но её ведь и родной дед предупредил и, как оберег, вложил боевой пистолет  ей в руки.

- Да. А получилось-то как раз, по иронии судьбы, что этот пистолет сыграл с ней очень злую шутку. Допустим, что пистолета не было, дедушка не подарил, оставил у себя дома в шкафчике. Ведь если внимательно прочесть книгу, она берет оружие не для самозащиты и не для нападения, а просто потому что она не хочет вещь деда оставлять в чужом доме. И изначально у неё нет намерения пустить его в дело, но, тем не менее, под давлением обстоятельств, она совершает именно убийство. Причем, если бы при ней случайно не оказалось пистолета, её бы жизнь сложилась намного лучше. Комиссар Каттани её бы просто промурыжил, может быть, бил, оскорблял, но ничего бы трагического не случилось. Потому что несколькими главами позднее Эспиноза делится с ней частью своих планов, иронично заявляя: «Ну, как ты могла подумать, что этот комиссаришка был для меня опасен… Его бы просто убили на следующий день наемные убийцы».  Елене нужно было продержаться сутки, вот просто сутки каким-то образом прожить. Но она про них не знала… Просто такое вот роковое стечение обстоятельств.

Почему фанфик получил именно это название?

- На самом деле с названием было очень трудно, ибо это слово придумать гораздо сложнее, чем любое другое. Было перепробовано несколько вариантов, а потом мне пришло именно это название. Я написала это слово в шапку, а потом думаю, дай-ка я в интернете посмотрю, не использовал ли кто-то уже это название, и тут выяснилось, что у Захара Прилепина есть роман с почти таким же названием, «Патологии». И у меня в тот момент было настроение - хоть плачь. Причем название было найдено мной альтернативно, оно не своровано у Захара, если он вдруг прочтет эту статью, я извиняюсь, не хотела, но так получилось. Так что, название я не воровала, оно пришло ко мне само. Поначалу я даже расстроилась, но потом поняла, что я уже не могу отделить произведение от его названия. Случился какой-то счастливый момент, когда название просто приросло, и отказаться от этого названия уже было не в моих силах, потому что оно отражает все то, что я хотела сказать своим романом. Тем более, я проверила средствами Word, во всем произведении это слово встречается всего лишь раз, то есть я его не повторяю, не замусоливаю, но, тем не менее, оно отражает суть, может быть, даже несколько сутей. Все основные мысли и чувства, которые заложены в романе, могут отразиться в этом слове. Первое и самое простое, что на поверхности – жизнь Тано Каридди – человека, пораженного душевной болезнью, шизофреника, - конечно, там глубокая и личностная, и душевная патология. Это первое, что бросается в глаза, но оно не главное. Жизнь главной героини тоже не вполне нормальная, жизнь покорёженная, её взаимоотношения с мужем тоже не нормальны; взаимоотношения с отцом, вообще взаимоотношения в этой семье - не нормальны. В одной из последних глав судья Сильвия Конти характеризует главную героиню такими словами: «Ваш муж болен, и поэтому он ненормален, а у Вас извращенный ум и такие же извращенные желания. Вы совершенно здоровы, но Вы ненормальная». То есть патология присутствует во всем: и в нем, и в ней. Ненормальность Елены в её готовности к каким-то вопиющим вещам: готовность видеть кровь, готовность к убийству и, что бы не случилось завтра, это не способно выбить её из колеи.

Вот как бывают растения-уродцы, так и судьбы моих героев: корявенькие, кряжистые, переплетенные какими-то мучительными узлами.

Насколько правомочно фанфик называть романом, не фанфик «Патология», а роман «Патология»?

- Если честно, то я затрудняюсь ответить на этот вопрос. Знаю лишь, что среди авторов фанфиков такие понятия, как роман или повесть не употребляются. Но я, написав фанфик, не могу внутри себя оторваться от понятия «роман», потому что это произведение и задумывалось как роман, и написано оно как роман. Так что про себя я его всегда называю романом, а на специализированном сайте он именуется как макси. Если большая литература относится к культуре, то фанфики – все-таки субкультура, которая подразумевает свой сленг, свои отличительные черты.

Не чувствуешь ли ты сожаления в связи с тем, что твое произведение не может быть издано на коммерческой основе?

- Нет. Во-первых, потому что я отношусь с уважением к чужой собственности, и фэндом это, конечно же, чужая собственность, более того, туда вложен труд множества людей. Хоть я иногда и нелестно отзывалась кое о ком, но, тем не менее, я понимаю, что это плод огромного труда, а наживаться на чужом труде для меня неприемлемо. Поэтому, это просто честно, это нормально.

Мне попадались отзывы авторов, молодых литераторов, которые создают оригинальные произведения, пытаются их печатать, конечно же, каждый автор хочет заработать денег, но не могут издать. Сначала они хотят заработать деньги, потом понимают, что денег не заработать, пытаются предлагать чуть ли не бесплатно, но даже бесплатно не берут. А злые языки в Сети Интернет утверждают, что некоторые издательства даже вымогают у авторов деньги за публикацию их произведений. Эта информация мною не проверена, просто то, о чем говорят люди в сети. И на этом фоне понимаешь, что даже человек с кристально чистыми правами не может заработать своим трудом, а тут уж, как говорится, грех жаловаться.

Проблемы, связанные с уважением общественных нравственных норм при публикации фанфиков?

- Дело в том, что фанфики исключительно многообразны и далеко не все из них были бы одобрены широкой читательской аудиторией. Есть фанфики, которые существуют по тем же самым правилам, что и произведения классической литературы, то есть это те же самые рассказы, повести, романы, только по-другому названные, их авторы, как правило,  равняются на большую литературу.

В то же время здесь присутствует большой сегмент, где авторы фанфиков воплощают свои эротические фантазии, в некоторых случаях с вкраплением каких-то перверсий. А оборот в обществе произведений такого рода некоторым образом ограничивается, поэтому тут возникает проблема, которую нужно аккуратно и деликатно решить. С одной стороны, есть право на творчество, и если человек хочет написать порнографический рассказ (назовем вещи своими именами!), то он его напишет, но, при этом, далеко не каждый захочет его читать. Проблема эта существует, но решение у неё есть – я уже упоминала о предупреждениях. В чем отличие шапки фанфика от шапки классического литературного произведения? В шапке произведений классической литературы указывается название, автор и жанр.  В фанфике же в шапку выносится гораздо более подробная информация, это и жанр, и предупреждения (если есть порнографическая направленность, перверсии), то есть все это непременно отражается в шапке. Вот, к примеру, на сайте «Книга фанфиков» очень продуманная система фильтров, зайдя туда, человек может указать то, что он хочет почитать, а также то, чего он ни в коем случае не хочет.  И ему даже случайно не попадется то, чего он не хочет. Также существуют возрастные ограничения, и на упомянутом мной сайте это было введено даже раньше, чем вступил в силу закон о защите детей от информации, которая наносит вред здоровью и развитию. Для авторов фанфиков была принята американская шкала возрастных ограничений, она немножко не совпадает с нашей российской, просто в силу того, что на тот момент российской шкалы ещё не было. Там есть общий критерий – то, что можно читать даже детям; с 13 лет - с одобрения родителей; с 17 лет; с 21 года. И вот эта информация помогает и родителям, и детям ориентироваться, чтобы произведение для взрослых случайно не попало в руки ребенка. В моем произведении возрастной рейтинг +17, я некоторым образом колебалась, потому что есть описание сцен жестокости, убийств, некоторое обилие крови – и я подумала, что это все-таки не совсем то, что нужно для детского чтения. Поэтому, как создатели сайта, так и сами авторы могут гарантировать именно непопадание случайно этого произведения в руки человека, потому что если человек хочет полакомиться «клубничкой», то, в нашу эпоху цифровых технологий, его желание исполнится. Но задача состоит в том, чтобы произведение не попало именно случайно, потому что если человек, к примеру, не приемлет сцен насилия, то он не должен читать моё произведение.  Если человек хочет прочесть что-то чистое, светлое, без негатива, то при сортировке моё произведение даже не отразится – так устроена эта система. Люди пишут абсолютно про все, даже про то, чего в природе нет; но человек-посетитель сайта априори должен быть защищен от той информации, которую он не хочет, которая ему неприятна, не соответствует его религиозным убеждениях. И вот эта система основана на элементарном уважении друг к другу.

 

Беседовала Алла Игнатова

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить